Страшные истории про каннибалов

Семья людоедов

Как-то раз довелось мне подцепить девчонку в ночном клубе. Так-то так покружили, затем у барной стойки посидели, естественно угощал я. Она предложила поехать к ней, якобы родителей у неё дома не было. Я-то на радостях чуть не обделался. Как бы там не было, я не догадывался, что живёт она не в городе, а в окрестностях, то ли дачный посёлок, не поймешь. Пошарив по карманам, вытянув оттуда всю мелочь, которая осталась с клуба, решил нанять такси. «Довезёт хоть куда-то, там дойдём, — подумал лукаво я, — может, и домой не придётся идти». В целом, как я и предполагал, денег хватило лишь на полдороги, таксист высадил нас где-то в поле, чему я был несказанно рад, это я иронично. Дорога, как оказалось, очень и очень плохая, то грязь, а была средина осени, то лес, в кустах которого, при каждом шорохе глаза мои приобретали огромную круглую форму. И вот, наконец, пункт назначения был достигнут, что удивило, дом стоял в центре деревушки, зато был самый большой и страшный, как в фильмах ужасов 80-ых. Девушка недолго ломалась и пригласила в дом, я зашел как хозяин.
Описывать дом, думаю, очень даже нужно, посреди залы красовался огромный камин в викторианских стилях декора. Кругом было много чучел животных. Пока я рассматривал прихожую, Анна, её имя, предложила выпить. Спустя минуту она уже наливала в два бокала вино. Дальше было банальное узнавание друг друга, за которым в неравном бою с моей жадностью пало три бутылки вина, довольно хорошего, я подмечу. Тут меня осенило, что я немного опьянел. И тут случилось нечто, заставляющее меня до сих пор не ходить к незнакомым девушкам в гости и не пить их дорогое вино. Сначала Аня сказала, что ей надо отлучиться.Отойдя, я снова начал рассматривать комнату. Уже минут 5 её не было, и я понял, что пора идти наверх. Дойдя до лестницы, тут шутки я уже перестану травить, под полом, наверное, в подвале, было какое-то движение, да не такое, которое мы слышим когда бегает кот, или ползает крыса, а изрядное, от чего я предположил, что внизу находится человека два, может, три. Чуть-чуть заволновался, что за приколы. Ступая наверх тихо, я уже начал отчётливо слышать шептание, которое изначально было не разобрать, да и источника я не нашел. Стало жутковато, но я решил спросить у Ани что это, мало ли. Поднявшись выше, там было темно, я тихонько включил шепот: «Анют», затем ещё раз-два.Тут моему вниманию и бурно разыгравшемуся очку, послышалось, что из двери, которая была в самом конце второго этажа, доносится шум, подполз туда я как пехотинец, дальше, что я услышал:
— Нет, мне кажется ещё рано, нужно ещё вино, похоже, он не ещё не столь пьян! – По разговору я понял, что говорила Аня.
— Воспользуйся снотворным, держи! – Сказал другой голос, тембр которого напоминал мне голос авторитета зоновского. После чего услышал третий тембр, которого передать нельзя.
— Больше тянуть нельзя, это становится опасным, он голодный, уже четыре, он не ел мяса! Не заставляй меня самого спуститься туда!
– И тут я, наверное, обделал себе ляхи, после того как клацнуло что-то, очень похожее на разлом ружья!
Ну, вот чтобы не соврать, секунд пять, и я вылетаю с дома как в попу раненый, и стрелой пролетаю всю тёмную улицу этой неприметной деревушки, влетая в лес и парируя виражи вокруг деревьев как в формуле 1. Сзади я слышал какие-то голоса, но проверять что-либо не хотел, уж никак. Домой я попал уже под утро, к счастью, пролетев километра 2, я выбрался на трассу, благо мужик какой-то подвёз до города, а там я сам, пешим ходом.
Утром, собрав толпу огромных лбов, загрузившись в хиленькую копеечку, восемь человек, я, как штурман и наводчик, показывал дорогу, прокатавшись часика два, услышав о себе то, чего услышать не хотел, я плюнул и мы поехали обратно.
Что там было, я не знаю, да и проверять сам не жажду. Хотя если бы помнил дорогу, возможно, скатались бы туда и посмотрели что там.

Жуткие и правдивые истории о каннибализме, от которых кровь стынет в жилах

Людоедство — прошлый век. Совсем прошлый — каменный. Уж тогда-то каннибализм благоденствовал. И у Homo sapiens, и у наших «двоюродных братьев» — неандертальцев. Ну максимум это развлечение для дикарей. Жителей каких-нибудь Маркизских островов, которые называли человеческую плоть не иначе как «удлиненной свиньей». Или знаменитого воина индейского племени кайова, которого так и звали — Поедатель Сердец. Еще бы — за свою жизнь он только на народности пауни (индейское племя, враждебное кайова) сделал 27 «ку», то есть 27 раз съел кусочек сердца каждого из убитых им врагов. Для цивилизованной Европы людоедство немыслимо. Так думает большинство. И ошибается. Потому что различают три основных типа каннибализма: голодный, медицинский и ритуальный. Вот последним как раз и занимались (а есть сведения, что продолжают заниматься, хотя и очень редко) дикие племена.
«Айю, не ксе пее ремиурама!» — вынужден был кричать дикарям в декабре 1533 года немец Ганс Штаден, состоявший на португальской военной службе. В переводе с тупинамбского (индейское племя, враждебное португальцам) это означало: «Встречайте меня — вашу еду!» После чего он принялся плакать и молить о пощаде. Неудивительно, что, когда Штаден сбежал, его не очень-то ловили: зачем, в самом деле, поедать трусливого врага? Быть съеденным в традиционных сообществах — это вам не баран чихал. Это честь.
Тот же Штаден замечал, как хорошо обращаются тупинамбцы с пленниками, которые уготованы для особых пиршеств. Холят их, лелеют. Приставляют к каждому женщину, которая живет с ним и всячески ублажает. Даже разрешают заводить детей! А в это время организуют торжество: готовят разные сосуды для напитков, разрисовывают и украшают пленника. И испытывают. Ведь он еще должен доказать, что достоин быть съеденным. А то как же. Жертву поедают исключительно для того, чтобы перенять ее силу и храбрость. В этом и заключается ритуальный каннибализм. Так что истеричный Ганс Штаден вряд ли был удачной находкой для тупинамбцев. Поэтому остался жив.
И это еще «благородное» людоедство. Чего не скажешь о каннибализме медицинском. Им-то и занимались в Европе. Долго и повсеместно.

Кровопийцы

Медицинское людоедство тоже исходит из идеи, что мертвое тело сохраняет все достоинства умершего человека. Например, здоровье. Правда, европейцы при этом никого не убивали. Просто ели трупы казненных или убитых (только не тех, кто умер от кровопотери, — медики тех лет верили, что вместе с кровью из тела утекает душа).
Торговля трупами, а еще лучше — мумиями (особенно египетскими) начиная с XVI века становится в Европе доходным бизнесом. А главное — легальным.
Впрочем, труп — продукт скоропортящийся. Как и его целебные свойства. Три-четыре дня — и все, души как не бывало. Так что употреблять его надо «свеженьким». И вообще выбирать тех, кто помоложе.
Этим и руководствовались эскулапы в 1492 году, когда отпаивали умирающего папу Иннокентия VIII кровью, только что взятой у трех мальчиков. Все трое, к несчастью, умерли. Но и папа, к счастью, тоже. Что заставило главного идеолога медицинского каннибализма, знаменитого швейцарского алхимика Парацельса сделать «уточнение»: «Полезнее всего плоть и кровь казненных преступников».
И это, увы, не связано с соображениями гуманности (если о ней вообще уместно здесь говорить) — мол, достать труп казненного человека проще и убивать никого не надо. По мнению культуролога Анны Бергман, автора книги о медицинском каннибализме «Бездыханный пациент», это связано с христианскими ритуалами казни. Инквизиторы, кстати, для того и пытали людей, дабы те «очищались» от грехов. Логика простая: пытки — аналог Христовых мук. Поэтому тела таких «очищенных» ценились особо. Но самое ценное — кровь (душа казненного). Так что, когда кому-то отрубали голову (любая казнь, даже если она совершалась не инквизицией, уже рассматривалась как пытка), тут же к палачу прибегали люди с бутылями. Это эпилептики. Считалось, что причина эпилепсии — «утечка души» из тела. Кровь казненного возвратит им душу.
И это не какие-то Темные века— это 1858 год (конкретно — город Геттинген в Германии)! В это время уже изобретен электромагнитный телеграф. Фарадей открыл свой принцип электромагнитной индукции, а в Англии запущена первая железная дорога.

Настоящий доктор Лектер: жуткие истории маньяков-каннибалов и их жертв | Журнал Cosmopolitan

Почти всю жизнь этот человек провел в местах лишения свободы — за кражи, грабежи и разбой. Пьяница и дебошир Николаев постоянно ввязывался в драки, и одна из них закончилась трагедией: во время пьяной разборки Владимир ударил своего собутыльника так сильно, что тот немедленно умер. По словам Николаева, он не сразу понял, что убил человека: он отнес тело жертвы к себе домой и там пытался привести покойника в чувство. Осознав, что его знакомый мертв, Николаев принялся заметать следы: он решил расчленить тело жертвы и вынести его из дома по частям.
Неизвестно, в какой момент и почему Николаеву пришла в голову идея попробовать человечину на вкус, но он отрезал кусок плоти с ноги жертвы, отварил и съел. Ему понравилось. Тогда Николаев отрезал второй кусок, поджарил и съел его тоже. Затем разделал тело и обменял часть плоти на спиртное, а частью угостил своего знакомого. Тот принес мясо домой, и его жена приготовила из человечины пельмени, которыми накормила детей.
А Николаев подготовился к умышленному убийству. Он снова разделался с пьяным собутыльником, а затем расчленил его тело. Часть съел сам, часть продал на рынке, выдавая человечину за «сайгачью вырезку». И снова из человеческой плоти были приготовлены пельмени. Но на этот раз вкус блюда показался покупателям странным, и они отнесли его на анализ. Он показал, что в фарше содержатся следы именно человеческой крови.
Владимир Николаев был арестован и приговорен к смертной казни, которую заменили на пожизненное заключение. Сам он утверждает, что ни о чем не жалеет. После этих слов в колонии «Черный дельфин», где каннибал отбывает наказание, была создана первая одиночная камера: подселить к Николаеву другого заключенного так и не решились.

Роберт Модсли

Роберт Модсли родился в Ливерпуле, в многодетной и, увы, неблагополучной семье: у Роберта было одиннадцать братьев и сестер, и всех их родители систематически избивали и подвергали наказаниям. Большую часть детства Роберт провел в приюте, под опекой монахинь, но в возрасте восьми лет мальчика вернули в семью. Чуть позже чету Модсли лишили родительских прав, но психика Роберта успела серьезно пострадать. Став подростком, Роберт Модсли пристрастился к наркотикам. Заработать на дозу он не мог, красть боялся, поэтому начал продавать свое тело мужчинам. Наркозависимость и проституция довольно быстро довели юношу до серьезной депрессии, и он несколько раз пытался покончить с собой. После последней неудачной попытки Роберт Модсли все-таки решил обратиться к психиатрам.
Врач, лечивший Роберта, отметил, что у пациента очень высокий коэффициент интеллекта и, кроме того, Роберт уравновешенный, интеллигентный и воспитанный человек.
В 1974 году этот умный и интеллигентный человек убил своего клиента, простого рабочего: тот решил показать Модсли фотографии с изнасилованными детьми, и Роберта это привело в ярость. Он набросился на клиента и задушил его — и вскоре был арестован. Модсли приговорили к пожизненному заключению и отправили в камеру. А три года спустя Модсли со своим соседом по камере взяли в заложники третьего заключенного. Их заложник был осужден за педофилию, поэтому Модсли с подельником решили как следует проучить его: они жестоко издевались над заложником, а затем убили. Когда тюремной охране удалось проникнуть в камеру, они увидели страшную картину: из разбитого черепа жертвы торчала ложка. Часть его мозга отсутствовала. Его съел Модсли, которого после этого случая прозвали Ложкой.
После этого Роберта перевели в другую тюрьму, где он в один день убил еще двух сокамерников. Одного он заманил к себе в камеру, придушил, пырнул ножом и спрятал тело под кроватью. Второго так же пырнул ножом, а затем разбил череп жертвы о стену. После этого случая Роберта Модсли сочли слишком опасным для содержания совместно с другими преступниками.
Поскольку специального одиночного помещения в учреждении не существовало, власти решили построить специальную камеру для Модсли. С момента переезда туда в 1978 году Роберт Модсли не общался ни с одним заключенным. Он может выходить из камеры всего лишь на час в день, чтобы прогуляться в клетке на открытом воздухе. Мебель в комнате маньяка сделана из прессованного картона, а предметы, изготовленные из других материалов, крепко привинчены к полу.
Именно Модсли стал прототипом Ганнибала Лектера из фильма «Молчание ягнят», но вряд ли сам он знает об этом — уже много лет Роберт Модсли не общается даже с тюремной охраной и врачами.

Каннибализм

Что толкает людей питаться себе подобными? Одни специалисты считают, что новые наркотики и различные психотропные вещества, другие, что детские психологические травмы. Но так или иначе, о каннибалах мы слышим все чаще
Леденящая кровь история 56-летнего серийного убийцы-людоеда Чжана Юнмина из Китая облетела мир в конце мая. Полиция арестовала каннибала, жертвами которого стали, по меньшей мере, два десятка молодых людей.
Затем весь мир содрогнулся от расправы канадского актера и каннибала из Монреаля Луки Рокко Маньотты над его любовником Лин Чжуном. Чудовищный случай в Майами: каннибал Руби Юджин застрелен полицейскими, когда он начал пожирать лицо жертвы — бездомного Рональда Поппо.
В 2011 году Россию потрясло известие о 21-летнем поваре Иване Л. из Мурманска, который познакомился с молодым человеком через социальную сеть. Кулинар-людоед убил его на первом свидании, расчленил и записал на видео инструкцию по приготовлению блюд из человеческого мяса.
В связи с учащением случаев людоедства в Госдуме России предлагают запретить любое упоминание о людоедах в прайм-тайм, ведь смесь ужаса и отвращения действуют как гипноз и заставляет людей с болезненным любопытством читать и смотреть истории про каннибалов. Это как в детстве, когда почти каждый, замирая от страха и жгучего интереса, внимал сказкам о людоедах.
Каннибализм сравнительно недавно стал чем-то запретным и аморальным. В некоторых африканских племенах было принято есть поверженных врагов. Жители Папуа-Новой Гвинеи считали за честь съесть мозг умершего предка. Этот обычай постепенно перекочевал из жизни на экраны: бактерии в разлагающемся человеческом мозгу возбуждают болезнь куру, поражающую нервную систему и вызывающую тремор конечностей. Больные стали прототипами зомби.
В Европе еще в средние века ели детей, о чем свидетельствуют сказки. Тогда, как во времена голодомора на Украине, голода в Поволжье или в блокадном Ленинграде, людей на этот тяжкий грех толкал голод.
Сегодня же – психоз, депрессия и распад личности. По мнению одного из ведущих мировых специалистов в сфере шизофрении и психического здоровья, доктора Клэнси Мак-Кинзи эта проблема родом из детства. Травму может нанести долгая разлука с мамой или даже рождение младших братьев и сестер.
«Свои первые исследования я провел в 1966 году под руководством специалиста по детской психологии, который сказал, что корни детской шизофрении зарождаются до 18-месячного возраста. Я сверил эту информацию со своими взрослыми пациентами и выяснил, что в половине случаев мои пациенты имели брата или сестру, которые были на полтора года младше их. А пациенты с диагнозом психотической депрессии имели братьев или сестер на два с половиной года их младше», — рассказал Мак-Кинзи.
Другой причиной, побуждающей съесть человека, может стать болезненная страсть и желание обладания другим буквально до конца. Так по всей вероятности было в случае с «канадским психопатом», актером-каннибалом Лука Рокко Маньотта. Часть мяса убитого и расчлененного любовника Маньотта съел, оставшееся отправил по почте в офис Консервативной партии Канады.
Едва ли не самая верная причина развития людоедских наклонностей у человека может стать фрустрация из-за нереализованных амбиций и обманутых надежд, связанных с другими. Мак-Кинзи приводит в пример Гари Хэйдника, который послужил прототипом маньяка-убийцы Баффало Билла из фильма «Молчание ягнят». Мак-Кинзи был главным судебным психологом в расследовании этого дела. Они провели с Хэйдинком более ста часов, обсуждая его прошлое. Мак-Кинзи пришел к выводу, что склонность к каннибализму зародилась у Хэйдника в возрасте полутора лет, когда у него появился младший брат Терри.
«В знаменитом деле Гари Хэйдника люди обвиняли его в изнасилованиях, убийствах, пытках, каннибализме, жестокости и расизме. Но все это – воображение обвинявших его людей. Единственной мотивацией Хэйдника служило желание иметь детей. Ведь он был психически нездоров, и поэтому лишился четверых детей», — объяснил Мак-Кинзи.
Теория о том, что детская травма служит причиной большинства психических отклонений, является весьма популярной, но не единственно верной.
Президент Независимой ассоциации психиатров России Юрий Савенко считает, что в современном мире попытка все оправдать тяжелым детством несостоятельна. Он говорит, что причина — в самостоятельном распаде личности вследствие злоупотребления психотропными веществами.
«Ежегодно в стране происходит большое количество таких случаев. Обычно это касается декодированных алкоголиков, которые в состоянии опьянения и на фоне деградации личности, как бы шутки ради, съедают кого-то из собственной компании. При алкоголизме и наркомании интеллект и память сохраняются значительно дольше, но вот личность разваливается и люди идут на совершенно табуированные приличным обществом вещи», — считает российский специалист.
В подобных случаях жестокость многократно «пеленается» в самооправдание, приводящее к тому, что жертвы уже даже не рассматриваются как люди. А значит, пригодны в пищу.
Тем временем, есть и еще одна теория, которая также указывает на то, что каннибализм – болезнь, порожденная современным образом жизни. Люди с подвижной психикой могут настолько сродниться с каким-нибудь киногероем и попытаться копировать его. Некоторые устраивают кровавые бойни как по кальке списанные с компьютерных игр. Другие нападают на людей, как это случилось в Майами, где Руди Юджин набросился на спящего бездомного и начал есть его живьем, пока его не застрелили полицейские.

8 Страшные истории о каннибализме

Канадский порноактер, убивший, изнасиловавший и расчленивший своего любовника перед видеокамерой, недолго скрывался от правосудия.
В Берлине пойман 29-летний канадский порноактер Лука Рокко Маньотта, подозреваемый в серии жестоких и извращенных преступлений. Ему вменяются следующие деяния: похищение, пытки (людей и животных), кормление питона котятами, изнасилование (людей и животных), убийство, каннибализм, некрофилия.
Розыски Маньотты начались после того, как он снял и разместил в Интернете видеоролик с кадрами жестокой расправы и отправил останки жертвы в двух посылках — в штаб-квартиры Консервативной и Либеральной партий Канады. Погибший оказался 33-летним китайским студентом — любовником Маньотты. После смерти он был изнасилован.
Порноубийцу схватили в берлинском интернет-кафе, где он читал новости о себе. Один из сотрудников узнал его и позвал полицейских. Маньотту окружили семеро стражей порядка, но он не оказал сопротивления. Сначала он пытался выдать себя за другого, представляясь вымышленными именами, но в конце концов произнес: «Вы поймали меня».
3. Шведский профессор ест губы жены

Каннибалы – Страшные истории – Страшные истории – Страшные Истории

Совсем недавно в N-ом городе стали пропадать люди. Разумеется, большая часть населения была в ужасе от происходившего. Те, кто пропадали- больше не возвращались. Детские садики, как и школы, пустовали – родители были обеспокоены и не выпускали своих детей. Взрослые люди, будь то мужчины или женщины – даже они, боялись выходить на улицу, ходить на работу или в магазины. Все в ужасе сидели дома и то и дело смотрели новости, в которых рассказывали про пропавших людей.
Вскоре после исчезновения одного мальчика, назовем его Пашей, удалось задержать преступную группу из четырех человек. В квартире убийц стоял невыносимый запах, шкафы были забиты многочисленными пакетами, в которых были останки пропавших жертв. Как только сотрудники полиции ворвались в квартиру, они застали четырех человек за обеденным столом. В сковородке была какая-то еда…
Выяснилось, что две семейные пары, были самыми настоящими каннибалами, которые ели, а затем и избавлялись от останков своих жертв. На данный момент, они уже находятся в тюрьме. Задержать же их, удалось благодаря вышеупомянутому мальчику. Вот, что удалось выяснить со слов Паши о месте его заточения (разговор с детским психологом).
– Как ты оказался в их квартире?
– Я шел со школы и вдруг меня кто-то позвал. Обернувшись, я заметил женщину, которая шла ко мне быстрым шагом. На улице больше никого не было. Потом она начала что-то спрашивать у меня. Женщина смотрела на меня со странной улыбкой. Я ускорил шаг.
– Паша, как выглядела эта женщина?
– Она была маленького роста, ее волосы были скрыты под шапкой, а лицо выражало злобу. Я почти дошел до детской площадки, но передо мной возникла коричневая машина. Меня затолкали в нее, а потом сунули под нос тряпку. Она жутко воняла. Я очнулся привязанным в комнате.
– Ты больше ничего не помнишь? Как выглядела эта комната?
– Нет, не помню. В комнате не было окон, она была очень маленькая. Я не знал, что это за люди и где я нахожусь. Потом зашел мужчина вместе с той женщиной. Они снова привязали меня, но теперь к стулу. Конечно, я пытался выбраться, но это не помогло. Если я кричал – они избивали меня.
– Тебя выпускали или ты все время сидел в комнате?
– Несколько раз выпустили, погнали на кухню. Заставили есть что-то. Их было четверо, но мужчин я видел редко. Наверное дома сидели только женщины.
– Так как же тебе удалось сбежать?
– Я убежал оттуда чудом – одна женщина сидела на кухне, а вторая вышла на лестничную площадку и не закрыла дверь. Меня к тому моменту почти перестали закрывать в комнате и начали много кормить.
– Куда ты побежал?
– Когда мне удалось выйти из подъезда, я выбежал на улицу и направился в людные места. Потом я встретил парня, который довез меня до дома.
Когда сотрудники полиции ворвались в квартиру злоумышленников, в ней, как уже было сказано ранее, стоял ужасный запах. Во время задержания, в каморке, были обнаружено большое количество костей и мяса. Головы складывались в отдельный шкаф. Холодильник был забит всевозможными кастрюлями и казанами с тушеным и жаренным мясом… В морозилке были обнаружены детские руки и ноги. Расчлененное мясо также нашли в той самой комнатке, где был Паша. Большие мусорные мешки были почти полностью набиты костями, наверное, их собирались выкинуть. Даже сотрудники полиции пришли в ужас от увиденного.
Задержанные никак не прокомментировали свой арест. Позже удалось выяснить, что одна из пар была замешана в исчезновении маленькой девочки из соседнего города.
Жители города были в ужасе, когда узнали имена маньяков. Ими оказались две пары – бывшие работники детского садика. На данный момент имена не разглашаются.
А маленькому Паше пришлось еще долго посещать психолога…
Подробнее – на сайте “Страшилка”, посмотри, не пожалеешь:http://www.strashilka.com/horror/18618-kannibaly.html

Дом каннибалов – Scarybook

Эта ужасная история произошла со мной и с моим другом Димой. Сдав сессию, мы с Димой решили поехать в Москву на чемпионат мира по легкой атлетике, собрав сумки, мы решили поехать на моей машине. Было очень жарко, в моей машине не было кондиционера и нас спасали от жары только открытые окна. Ближе к ночи становилось прохладнее, дневное светило уже практически скрылось за горизонтом. Выехав на объездную дорогу, машины нам встречались крайне редко.
Проехав километра два, нас остановил пост гаи. Было удивительно встретить на этом участке дороги пост гаи.
Остановившись на обочине, к нам подошел сотрудник гаи приблизительно лет сорока.
Он вызвал у меня подозрения, поскольку постоянно смотрел по сторонам и задавал странные вопросы, проверив мои водительские права, он пожелал нам счастливого пути.
Проехав метров двадцать, от поста гаи капот машины задымился.
Я остановил машину, что бы посмотреть что случилось, открыв капот на меня
вырвался горячий пар, я понял, что двигатель перегрелся.
Сев в машину, я попытался ее завести, но ничего не получалось.
Минуты через три к нам подъехал тот гаишник, который остановил нас на посту.
Гаишник предложил нам отбуксировать нашу машину к его дому, а утром бы приехал его знакомый автомеханик и починил нашу машины и тогда мы бы смогли продолжить свой путь, мы согласились.
Проехав минут двадцать, мы увидели перед собой старый маленький двух этажный дом свет, в котором горел очень тускло. Выйдя из машины, гаишник сказал, что бы мы проходили в дом нас там уже ждет его жена, сам он отправился в сарай рядом с домом.
Зайдя в дом, я подумал, как тут можно жить на стенах плесень, пол весь сгнил.
В соседний комнате мы услышали какой-то шум, зайдя мы увидели его жену рубящую мясо, увидев нас, она улыбнулась и сказала, что бы мы проходили в зал это правая комната по коридору. Пройдя в зал, мы сели на диван и начали рассматривать комнату
Стены были увешаны головами мертвых животных, стол, который был перед нами, был усыпан маленькими костями, справа от дивана стоял таз, в котором были головы убитых коров.
В комнату вошла жена гаишника и сказала нам,кто-нибудь из вас может мне помочь?
Дима сказал, я могу.
Она сказал, хорошо пошли со мной.
Спустя минуту я услышал какой-то шум, исходящий из соседний комнаты, но встать и посмотреть, что там происходит, я побоялся.
Вдруг в комнату вошел огромный мужик двух метровой высоты, с маской на лице одежда его была вся в крови.
Он поднял топор вверх и с криком побежал на меня, я вскочил с дивана и побежал в сторону входной двери, но она была заперта, я побежал на кухню, но там никого не было. Я стал осматривать помещение и смотреть, нет ли где выхода, когда в комнату вошла жена гаишника. Я подбежал к ней и начал рассказывать, что в комнату ворвался какой-то мужик с топором, и он погнался за мной, она посмотрела на меня и сказала, что это ее сын, и он вовсе не мужик ему всего пятнадцать лет и резко ударила меня по лицу. Я потерял сознание.
Очнулся я от боли в ногах, они были замотаны колючей проволокой, справа от меня на крюке, весь в крови, весел Дима. Я начал пытаться освободить ноги от проволоки как вдруг в комнату вошел гаишник, я спросил его, за что? На что он мне ответил, такие ублюдки как вы в детстве издевались над мои сыном, теперь пришло время ему издеваться над вами.
Он ударил меня по лицу и ушел. Я начал звать Диму, что бы он очнулся, но он не подавал признаков жизни.
Стиснув зубы, я снова начал пытаться освободить ноги он колючей проволоки.
С каждым разом она спускалась все ниже, сдирая кожу с моих ног от невыносимой боли из глаз моих полились слёзы.
Освободив себя полностью от проволоки, я подбежал к Диме.
Я начал поднимать его за ноги к верху, что бы снять его с крюка как он начал кричать от боли не выдержав мои руки, ослабли, и я отпустил его ноги, и крюк еще глубже вошел в его тело.
Я посмотрел вверх и увидел сквозь щели чьи-то шаги вероятнее всего этот кто-то шел к нам. Кто-то открыл дверь в подвал и заглянул посмотреть, что происходит в нашей комнате. Я стоял параллельно этой двери, так что свет, который шел сверху, осветил меня полностью. Я услышал «Сукин ты сын», это сказал гаишник.
Он быстрым шагом начал спускаться вниз, я схватил крюк, который лежал рядом с моими ногами и спрятался под стол.
Гаишник спустил в подвал и начал искать меня, проходя мимо стола, я резко воткнул в него крюк, он упал на пол, схватившись за ногу, от злости я взял его за волосы и начал бить об пол, когда его лицо буквально превратилось в «кашу» я успокоился.
Я услышал, как Дима начал звать меня на помощь я подбежал к нему и сказал, что я вытащу тебя от сюда, я начал искать какую-нибудь палку, что бы Дима смог зажать ее в зубах, когда я начну его снимать с крюка. Не найдя ничего я сказал ему что поднимусь на вверх и поищу там что-нибудь.
Вырвав из ноги гаишника крюк, я начал пониматься наверх сердце у меня тогда колотилось вовсю, было очень страшно за свою и за Димину жизнь.
Поднявшись наверх, я открыл дверь и попал в комнату, в которой было около двадцати человеческих трупов, запах, которые стоял в этой комнате преследует меня до сих пор.
В правом углу комнаты стоял этот верзила, он рубил мясо своим топором, я медленно прошел в соседнюю комнату, как неожиданно, одна из досок в полу не выдержала мой вес и проломилась, он услышал какой-то шум, но не предал этому значения.
Медленно я начал высовывать свои ногу из щели, как вдруг открылась дверь в подвал и от туда выполз из последних сил гаишник и крикнул «Убей его сын!»
Я резко встал и побежал в одну из комнат, заперев дверь, я повернулся лицом в комнату и увидел, как трое мужчин сидели за столом и ели женщину. Они посмотрели на меня и начали смеяться, один из них сказал, «Сегодня на ужин мы будем, есть его!»
Увидев открытое окно, я разбежался и выпрыгнул в него.
Побежав прочь от адского дома, я услышал пронзающий женский крик.
Остановившись, я развернулся, посмотрел на этот дом, в голове вертелось две мысли
бежать обратно и спасать ее с Димой или звать кого-нибудь на помощь.
Вспомнив, что до ближайшего населенного пункта километров сорок я решил вернуться.
Добежав до порога дома, я увидел с боку пожарную лестницу, которая вела прямо на крышу дома, рядом с этой лестницей на втором этаже было открыто окно.
Я залез в открытое окно и попал в коридор, я заглядывал в каждую из комнат в поисках той женщины, которая кричала. Медленно заходя в одну из комнат, я увидел стоящей спиной ко мне жену гаишника, она причесывала ту девушку, которая кричала.
С первого этажа послышался крик «ужинать» я забежал в соседнюю комнату и прикрыл за собой дверь, подгладывая через небольшую щель, я увидел, как жена гаишника ушла из комнаты.
Медленно я открыл дверь и посмотрел в коридор, чтобы убедиться, что там никого нет.
Зайдя в комнату, где сидит эта женщина, я был в самом настоящем ужасе, она была абсолютно голая, пальцы рук были отрезаны, по всему телу были шрамы и ссадины
она смотрела в одну точку, не обращая на меня внимания. Взяв ее за плечи, я начал говорить ей, что надо уходить отсюда.
Она перевела взгляд на меня и начала кричать, я не понимал в чем дело, она подняла руку, вверх указывая на мое плечо, только потом я понял, что за моей спиной кто-то есть, я резко повернулся назад, я увидел жену гаишника, она ударила меня чем-то по голове. Я потерял сознание.
Очнулся я за столом, рядом со мной сидело еще шесть человек, в центре стола лежал мой друг Дима кто-то из-за стола крикнул «Олег, мы хотим жрать» в комнату зашел сын гаишника с топором и начал разделывать труп Димы меня начало тошнить.
Он отрезал куски мяса от Димы и клал каждому в тарелку.
Мои руки были привязаны к стулу, я начал говорить, почему вы это делаете? Что плохого мы вам сделали?
Ко мне подошла жена гаишника и сказала: «Сынок, это наши традиции»
Я закричал: Вы не нормальные, чокнутая семейка уродов!
Ко мне подошел сын гаишника и ударил меня топор по пальцам.
Я закричал от невыносимой боли, он подобрал мои пальца с пола, и начал класть их себе в рот. Он разжевывал мои пальца, я слышал, как ломаются кости.
Услышав, как кто-то начал стучать во входную дверь я начал кричать: На помощь!
Пытаясь разорвать веревки на руках, я продолжал звать на помощь.
Жена гаишника сказал: «Олег, иди убей этого идиота который ломиться в нашу дверь, а вы все идите на кухню и приготовьте стол для разделки мяса»
Когда все вышли из комнаты, я остался один с этой женщиной, которая звала на помощь,
ее руки небыли связны, я начал просить ее, что бы она развязала меня, она взяла нож и подошла ко мне, сев на корточки начала резать веревки.
Освободившись от веревок, я взял нож, который лежал на столе и отрезал от своей майки кусок ткани, чтобы замотать руку с отрезанными пальцами.
Посмотрев на женщину, я сказал ей: «Нам нужно уходить отсюда»
Она села за стол и сказала: Это моя семья и я не могу их бросить»
Я спросил: «Зачем ты тогда звала на помощь?»
Она сказал: «У меня очень плохой язык!»
Она вытащила свой язык и начала резать его ножом.
Смотря, как она его режет на глазах моих появились слезы, я подумал «О Боже»
Посмотрев в коридор, я увидел открытую входную дверь, это был мой единственный шанс на спасения, тихими шагами я дошел до двери, выйдя на улицу, я побежал что есть силы.
Пробежав километра два, я выбежал на дорогу, упав на колени, я начал громко смеяться от радости, что я выбрался, и все было уже в прошлом.

Деревня каннибалов — Самые страшные истории

Деревня каннибалов
В далёком 96-м году, когда я был босоногим студентом, любил я искать приключения. И был у меня друг по кличке Щавель. Так вот, мы с Щавелем, как только появлялось свободное от учёбы время, сразу же находили себе новое приключение. На двоих мы купили, помню, раздолбанный жигулёнок, чтобы можно было искать приключения на обширной территории и, будучи парнями не криворукими, смастерили из него вполне рабочий автомобиль.
Так вот, 96-й год, январь, сессия закрыта, каникулы, делать нечего. Зима в тот год, помню выдалась не самая морозная и на улице можно было даже лепить снежную бабу, так как температура была около нуля и снега было очень много. Сижу я в общежитии, леплю фигурки из пластилина. Вот уже больше пятнадцати лет прошло, но люблю это занятие до сих пор. Хотя сейчас это делаю зачастую чтобы успокоить психику, которая была безвозвратно искалечена в далёком 96-м…
Но, собственно, обо всём по порядку.
Сижу, значит, леплю фигурку. Как сейчас помню — смешного динозаврика в мотоциклетном шлеме. И тут в комнату влетает счастливый Щавель. В тот день он, наконец, добился девушки, за которой долго ухаживал, но радостный он был не по этому поводу. До Щавеля дошли слухи, что неподалёку от нашего города есть «деревня каннибалов». Я, естественно, рассмеялся в лицо Щавелю, сразу сказав, что это бред. Но Щавель настаивал на своём и изложил легенду.
Разруха в стране, обнищавшее поселение, спившиеся люди. Сначала с голода начали забивать и есть друг друга, потом начали промышлять тем, что мастерили на шоссе ловушки, чтобы грабить и есть несчастных ротозеев-автомобилистов. И пояснил ещё — мол, для человека человечье мясо — самое лучшее и единожды попробовавший будет потом испытывать тягу к нему до смерти.
Я опять рассмеялся, но ради смеха согласился разведать, что там как. Щавель достал карту области и указал на ней где находится поселение. Как сейчас помню название — село Лучезарное. А рядом ещё сёла Нижние Грязи и Весёлая Жизнь. «Весело там у них», — почёсывая затылок, сказал тогда я.
Не теряя времени даром, смели в рюкзак пару банок тушёнки, спички, бутылку водки (хоть сами и не пили, но всегда на всякий случай брали с собой), пару фонарей, сигнальную ракетницу и бжо. Бжо — это такая медная монетка с вычеканенной улыбающиеся мордашкой с обеих сторон. Нашли её в одном месте и с тех пор всегда таскали её с собой на удачу.
Отправились, чтобы было страшнее, специально под вечер. Ехать до Лучезарного нужно было чуть меньше часа.
И вот мы, не торопясь, весело болтая, ехали навстречу приключениям. Я тогда ещё начал смеяться, мол, вот уж бред, алкаши-каннибалы. Но Щавель сделался на редкость серьёзным и начал заверять меня, что во всё это верит и что ему действительно страшно. А тем временем шоссе темнело, попутных машин было всё меньше и обстановка сама собой становилась нагнетающей.
Щавель изложил план — оставляем машину где-то в районе Грязей и дальше окольными путями движемся к Лучезарному. Я, дабы не портить атмосферу, согласился с ним. Нужно же было погрузиться в ощущение кошмара и плохих предчувствий.
Так и я постепенно терял свой скептицизм и начинал задаваться вопросом: а что, если всё это правда? Если в городах население одичало, грабит и убивает друг друга пачками, то что творится в глубинке?
И вот, уже молча, каждый думая о своём, мы добрались до деревни Нижние Грязи. Свернули, не доезжая до неё метров триста, на просёлочную дорогу, чуть проехали по ней и оставили там машину. Одетые в берцы и камуфляж, двинулись через заросли к месту назначения.
Нижние Грязи полностью соответствовали своему названию. Сгорбившиеся домишки, развалившаяся ржавая детская площадка, замёрзшее дерьмо повсюду и горы мусора и снега. При этом — ни единой живой души.
«Это с Лучезарного всех сожрали», — сказал я тогда, то ли в шутку, то ли серьёзно. Щавель в ответ нервно посмеялся. Разведав Грязи, небольшой посёлок, мы убедились, что он действительно вымер. И нам стало по-настоящему страшно. Отчасти от вида опустелых хуторов, отчасти оттого, что мы отчётливо чувствовали чьё-то присутствие.
Что-то живое бродило по селу, кроме нас. «Наверное, это собаки», — решили мы.
Посовещавшись, обсуждая возможность вернуться к машине и уехать домой, подальше от этого проклятого места, мы решили таки дойти до конца. Напрасно — нужно было убираться оттуда так быстро, как мы только могли, не оглядываясь.
Пройдя через лесок, добрались до Лучезарного. Лучезарное ничем не отличалось от Грязей. Такое же заброшенное село, только без детской площадки. Признаков жизни также не наблюдалось. Кроме смутного ощущения чьего-то присутствия — но мы списали его на паранойю.
Одновременно облегчённо вздохнув и разочарованно сплюнув, мы решили перекурить и определиться, что делать дальше.
Казалось бы, вот оно — валите к машине и убирайтесь ко всем чертям. Но молодость и азарт не давали нам покоя. Мы решили забраться в какой-нибудь дом и заночевать там.
Взломать полусгнивший дом трудностей не составило. В доме ещё оставалась мебель. Мы принялись изучать покоящееся в доме добро. Кроме советской мебели, на первый взгляд ничего интересного не было. Но когда мы наткнулись на фотографии, по нашим телам пробежал холодок. Лица на всех фотографиях были размыты. На немногочисленных портретах на стенах — в том числе. Мы нашли в шкафу несколько семейных фотоальбомов, изучили все фотографии. Каждый раз одно и тоже. Взрослые, дети, старики — лиц не разобрать. Можно было понять, что в этом доме жила семейная пара с тремя детьми и одной старушкой. Кроме них, встречались фотографии ещё других родственников, но с лицами тоже была какая-то беда.
Любопытство разгоралось в нас. Мы взломали ещё один дом. Принялись искать ещё фотографии — и, к нашему ужасу, нашли. Та же история — лица размыты…
Перепугавшись не на шутку из-за этой чертовщины, мы решили от греха подальше убраться оттуда. Быстрым шагом мы направились к машине. Я шёл первым и что-то говорил, чтобы было не так страшно. Назад не оглядывался. И тут, замолкнув, я понял, что не слышу шагов Щавеля. Я обернулся — за мной никто не шёл.
Душа ушла в пятки, тело начала колотить дрожь, на глаза начали наворачиваться слёзы. Я пытался убедить себя, что Щавель меня разыгрывает.
Робко покричав его имя и не услышав ответа, я, проклиная свою судьбу, отправился на его поиски. Вернулся в Лучезарное. Первым делом я заглянул в тот самый дом, который мы взломали сначала. То, что я там увидел, заставило меня сначала оцепенеть от ужаса, затем бежать со всех ног.
Я увидел, что на полу сидит завёрнутая в лохмотья старуха и гладит лежащую на коленях отрубленную голову Щавеля.
Я бежал, как Форрест Гамп, быстрее, чем Хусейн Болт. Бежал, пока не споткнулся о корягу и не шмякнулся оземь. Тогда я оглянулся и понял, что меня преследуют. Тёмные силуэты приближались ко мне. Я собрал все силы и побежал ещё быстрее, чем раньше. Слышал чей-то зловещий смех. Бежал очень долго, чувствовал, что силы вот-вот покинут меня, но я не видел спасенья впереди. Только лес, тёмный лес. Я помнил, что через этот лес мы шли не так долго, я давно должен был уже выбежать к машине, но тьма не хотела расступаться передо мной. Я понял, что меня окружают. Отвратительные голоса и смех становились всё отчётливее.
У меня начало жутко колоть в печени и темнеть в глазах. Я потерял силы, упал и взвыл, как раненый зверь. Перед глазами всё плыло. Я слышал перешёптывания и смешки. Я начал сходить с ума. Услышал потрескивание кустов и приближающиеся шаги.
Дальше я погрузился в забытье. Я помню, что во сне ко мне пришла моя прабабка, к которой я ездил каждое лето, будучи совсем ребёнком. Помню, что она во сне сказала мне: «Вот видишь, недаром я наложила на тебя оберег от тёмных сил».
И вот сейчас, шестнадцать лет спустя, я решил поведать эту историю. Кстати, у меня теперь вместо ног протезы.
Нашли меня тогда с обрубленными ногами на обочине неподалёку от Лучезарного. Как я не скончался от потери крови, заражения или прочих сопутствующих потере ног вещей — я не знаю. Как не знаю, что вообще тогда произошло. Тело Щавеля так и не нашли.
Никаких фотографий тоже никто не находил. Теперь по ночам в темноте я слышу эти перешёптывания и смех. Как только выключу свет и лягу в кровать, я снова оказываюсь в том лесу…
Я никому не говорю, что храню одну фотографию. Я получил её по почте, спустя сорок дней с той злополучной ночи. На ней запечатлены мы со Щавелем. Мы сидим в обнимку. В том самом доме в Лучезарном. Лица на фотографии размыты.
Loading

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *